Журнал «Деловое обозрение» / Ульяновск — это мы

В июне наш город празднует 360-летний юбилей. Чем не повод поговорить об истории и современности, преемственности поколений и вкладе каждого в развитие своего родного края?

Сергей Иванов

Лидия Жуковская-Латышева

Андрей Щербина

Владимир Шарапов

Ольга Свешникова

Александр Рассадин

Инга Щербатых

Размик Гдлян

Анна Лебедько

Максим Бородаенко

 

Участники круглого стола:

Максим Бородаенко, директор по коммерческому развитию компании «Авторай»
Размик Гдлян, начальник фирменного поезда «Ульяновск»
Лидия Жуковская-Латышева, заслуженный учитель России, почетный гражданин Ульяновской области, кавалер ордена Екатерины Великой
Сергей Иванов, заместитель председателя Геральдической комиссии при губернаторе Ульяновской области, заведующий учебным кабинетом кафедры психологии и педагогики Ульяновского военно-технического училища, полковник запаса
Анна Лебедько, главный врач Ульяновской областной детской клинической больницы
Александр Рассадин, кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы УлГПУ
Ольга Свешникова, руководитель научно-исследовательского отдела ООО «Симбирскпроект»
Владимир Шарапов, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой «Теплогазоснабжение и вентиляция» УлГТУ
Инга Щербатых, начальник управления ЗАГС мэрии Ульяновска
Андрей Щербина, генеральный директор ООО «КТЦ «Металлоконструкция»

О столичности и провинциальности

Андрей Щербина:
— Все зависит от сознания каждого из нас, от нашей ментальности. Деятельный, активный человек не ощущает себя провинциалом, даже если живет не в столице. Потому что он не отделяет себя от единого российского пространства. Понятие «провинциальность» напрямую связано с экономикой региона: чем менее развита вторая, тем больше посылов к первому. Однако Ульяновск постепенно выходит из состояния застоя. Это отмечают и гости нашего города.

Ольга Свешникова:
— Я не вижу принципиальной разницы между провинцией и столицей: и в том и в другом случае есть и плюсы, и минусы. Духовность, культура, патриотизм не бывают столичными или провинциальными. Что касается традиций, на мой взгляд, они все же лучше, а точнее сказать, естественнее сохранились в глубинке. Центральные города более подвержены моде и нововведениям, и это понятно и нормально. Непонятно, когда «столичными» становятся многочисленные мероприятия в провинциальном городе, проводимые то ли «для галочки», то ли для надуманного «пиара». Самодостаточному городу, как и человеку, нет необходимости выдумывать то, чего нет. Нам есть чем гордиться, есть что показать. У нас много интересных музеев, памятников истории и культуры, замечательные библиотеки, выходит много краеведческих изданий. Волга, наконец. И это должно пропагандироваться и приумножаться и не только для гостей а прежде всего для самих ульяновцев.

Анна Лебедько:
— Наш город поспокойнее, чем столичные. Но это внешнее. А в остальном не могу сказать, что Ульяновск — провинциальный. Взять ту же медицину: разница лишь в том, что в больших городах на здравоохранение выделяется больше денег, и поэтому у них больше возможностей. Но ульяновские медработники знают и умеют ничуть не меньше! К примеру, по перинатальному диализу — лечению детей с хронической почечной недостаточностью. Каким бы ни был наш Ульяновск провинциальным, он начал заниматься этой проблемой даже раньше, чем Самара.

Максим Бородаенко:
— Ульяновск по праву называется провинциальным городом. Каких-то столичных задатков у него я не могу выделить. Это определяется и культурой населения, и общепринятыми ценностями. В первую очередь, необходимо поднимать благосостояние граждан, строить реальные перспективы на благополучное будущее, заботиться о безопасности жизни. Городу не хватает идеи, которая бы объединила всех вокруг себя, на основе которой и будут формироваться истинные ценности. По-прежнему продолжается отток квалифицированных специалистов из города в Москву. Это тоже снижает общий уровень культуры в Ульяновске.

Александр Рассадин:
— Ульяновск все чаще становится вовлеченным в крупные проекты. Но при этом не учитываются особенности менталитета горожан. Это неуступчивый город, и вот что поражает: он вырос в десятки раз, а свою идентичность в какой-то мере сохранил. Это монологичный город, с крайним усилием вступающий в какой-либо диалог. Он довлеет сам к себе, и от этого нервирует людей активных, пассионарных, стремящихся к резким переменам. Когда горожанам пытаются привить авантюрный дух, дух «буржуазной» соревновательности, они становятся раздражительными. Люди часто не понимают смысла тех мероприятий и реформ, которые, по сложившейся на Руси традиции, предлагают верхи. Создается впечатление, что нам ничего не надо — ни плохого, ни хорошего, только оставьте нас в покое.
Я не специалист в бизнесе, но мне трудно понять все эти игры в «столичность», с лозунгами типа «Ульяновск — вперед». На западе все знают, что самый качественный продукт — у мелких производителей, самые лучшие услуги предоставляют небольшие компании. По-настоящему вкусно то, что штучно. Не нужно заботиться о том, чтобы догнать мегаполисы по количеству супермаркетов и мегапроизводств. Нужно развивать малый бизнес, и тогда город станет привлекательней.

Владимир Шарапов:
— Мы сами определяем факт и суть собственного бытия — это мое давнее убеждение. Попытки объявить Ульяновск разного рода «столицами» — это стремление назвать нас теми, кем мы на самом деле не являемся. Мы есть то, что мы есть. К примеру, мало какая московская школа сегодня может похвастаться таким российским и международным признанием достижений, какое имеет наш УлГТУ. Для этого не надо быть столичным вузом. Возможно, именно отсутствие суеты, которая свойственна очень большому городу, помогает нам сконцентрироваться и увлеченно работать.

О роли личности в жизни города

Сергей Иванов:
— Все мы, живущие в Ульяновске, так или иначе оказываем на него влияние. Своей работой, поступками... Еще недавно в нашем городе
в основном «выпячивали» личность Ленина, другие же были незаслуженно забыты. А ведь у нас жили многие выдающиеся личности — художники, писатели, общественные деятели, к нам приезжали такие известные люди, как Александр Сергеевич Пушкин. В симбирской гимназии учился Керенский... Город наш славен героями Отечественной войны 1812 года и последующих сражений.

Александр Рассадин:
— Ульяновску присущи вождистские черты. Ему не хватает мягкости, свойственной северным городам, и солнечности, присущей югу. Люди бывают немилосердны друг к другу. Мнят о себе невесть что. Задираются. Может быть, это потому, что здесь когда-то появился Ленин. Любая крупная личность задает, формирует поведение. Но мне кажется, одна из главных причин городской «сумасшедшести» — сложный этнический состав: здесь тюркские, славянские, финно-угорские корни... Много диаспор. Мы редко улыбаемся, обнимаемся, пожимаем друг другу руки. Мы очень обособлены.

Ольга Свешникова:
— У всех на слуху имена Карамзина, Гончарова, Языкова, Ленина, Керенского и других известных симбирян. Но разве меньше сделали представители местных властей — губернаторы и городские головы, зодчие, работавшие здесь, строители, врачи, просветители. А те, на чьи деньги строились храмы, больницы, школы, богадельни, — дворяне, купцы и простые горожане. Надо сказать, что город так же рос и развивался и в советские времена, и сейчас. Главное, чтобы потомки не разрушали, а могли достойно использовать и преумножать созданное предыдущими поколениями. К сожалению, так бывает далеко не всегда. Не случайно у людей, которые дорожат историей, двоякое отношение к переименованию города. Возникает вопрос, а так ли много осталось от Симбирска, и как сделать, чтобы не осталось еще меньше? И, тем не менее, большинство все же считает, что надо вернуть историческое имя, но еще не пришло этому время, что есть более важные нерешенные задачи.

Анна Лебедько:
— Считаю, что роль личности в истории, в России особенно, очень много значит. Если у человека есть какая-то политическая воля или особенная гражданская позиция, то он всегда увлекает за собой других, и все меняется. Нашей больницы однозначно не было бы, не будь политической воли губернатора Юрия Горячева. Он не только захотел эту больницу построить и привлек средства из областного бюджета, но и подключил к этому делу руководителей предприятий и организаций. Понятно, что был применен определенный административный ресурс, но ведь не к обычным же гражданам, которые вносили средства, дарили игрушки, мебель... Их имена занесены в книгу «Спасибо вам, люди добрые!», хотя некоторые даже не афишировали себя. Многие позитивные перемены произошли в городе не без участия губернатора Сергея Морозова. Я бываю на совещаниях, вижу, что он — настоящий «локомотив»! Он постоянно будоражит людей на какие-то новшества, полон идей.

Андрей Щербина:
— Успех каждого дела в любой сфере на 70 процентов зависит от личности руководителя. Начиная от губернатора и заканчивая руководителем предприятия. Даже один человек может сделать для города многое. Мудрость, порядочность, целеустремленность, всестороннее развитие — вот те качества, которыми обладает сильная личность. Важно и знание традиций края, истории области, потребностей горожан.

Владимир Шарапов:

— Среди руководителей XX века, которые во многом определили судьбу Ульяновска, при которых город совершил значительный рывок вперед, отмечу Анатолия Скочилова и Геннадия Колбина. В числе общеизвестных достижений первого выделю один пример — организацию симфонического оркестра и приглашение возглавить его в будущем знаменитого музыкального деятеля России и мира Эдуарда Серова. Вот тогда Ульяновск по праву мог назвать себя музыкальной столицей.
Геннадий Колбин — крупный деятель, мощная личность, образованнейший человек. Именно при этом государственном деятеле ульяновская энергетика, моя родная отрасль, за короткое время сделала серьезный рывок и, благодаря ему, жива до сих пор. Такие личности нужны городу, они объединяют вокруг себя людей, создают особую атмосферу, кристаллизуют, структурируют общество.
К сожалению, мы живем в такое время, когда в основе всего принцип «разрешено все, что не запрещено». Общественные цели стали менее важными в сравнении с интересами конкретного человека. Причем под последними понимается не духовное развитие человека, а элементарный меркантильный интерес. От этого общество деградирует.

Инга Щербатых:
— Наш город связан с целыми династиями, которые меняли судьбу не только Симбирска-Ульяновска, но и всей страны. И сейчас есть люди, которые много сделали и продолжают делать для своей малой родины. Они лелеют мечту о восстановлении храмов и возвращении городу прежней славы «дворянина» поволжских городов.

Максим Бородаенко:
— Имидж Ульяновска был построен на коммунистических началах. Его название напрямую связано с именем Ленина. Как бы то ни было, но в истории России это была яркая личность. После развала Совет-ского Союза регион находился в состоянии экономического простоя, продлившегося несколько лет. В последние год-два в области началось какое-то движение в сторону улучшения ситуации. Несомненно, Ульяновску нужны яркие, сильные личности не только в политике, но и бизнесе, культуре и других сферах. Такие люди могут предложить реальную стратегию развития, имеют мощный внутренний стержень, могут четко простроить цели и навести порядок на том участке, за который отвечают. Главное, чтобы эти идеи носили созидающий характер.

Размик Гдлян:
— Человеческий фактор в нашей жизни очень важен. Вот почему в Ульяновске представители разных национальностей живут в мире бок о бок? Потому что когда человек занимается своим делом, ему не до глупостей, не до распрей на почве национализма.

О прошлом и будущем Ульяновска

Александр Рассадин:
— Город стремительно стареет. Вместе с ним «стареет» и остающаяся здесь молодежь, меня удивляет, как достаточно большая часть ульяновской молодежи «цепляется» за название Ульяновск. Прямо по-симбирски. Не хотим-с, видите ли, ни историю свою знать, ни метафизику имени! И позицию предков, то есть мамы с папой, одобрям-с! Ну какая же это молодежь, которая с родителями не конфликтует, не рискует, не ошибается, в конце концов?
Город, по сути, идентифицирует себя с «райским» временем 1970-х, которое продлилось-то всего 10-15 лет. Хотя эти годы были действительно золотыми: можно было объявить себя земляками Ленина и, так сказать, почивать на лаврах. Но сейчас этот образ не работает. Поэтому большинство заняло выжидающую позицию, по принципу: «А мы подождем, когда он заработает опять». Боюсь, что название «Ульяновск» может стать для моих горожан не опорой, а могильной плитой над всеми их надеждами и упованиями.

Сергей Иванов:
— В последнее время, к счастью, у нас идет возрождение лучших исторических традиций, в том числе геральдических. Современный герб Ульяновска восстановлен с учетом исторического герба города. Вспомните, что представлял собой первый герб Симбирска, пожалованный городу в 1672 году за «храбрую оборону от разбойника Стеньки Разина»: стоящий на трех лапах лев с мечом, над головой льва — трехлепестковая корона. В современной версии герба щитодержателями также являются львы, и один из львов держит меч. А столб на гербе Ульяновска, который является символом незыблемости народовластия, впервые появился на знамени Симбирского пехотного полка в XVIII веке. Венчающая столб корона (венец) символизирует городское самоуправление как проявление власти жителей города.

Инга Щербатых:
— Жизнь города связана с жизнью всей страны. Переживая не лучшие свои времена, Ульяновск являл собой довольно безотрадную картину. Регистрируя молодоженов, мы испытывали чувство дежавю, настолько похожи были платья на невестах, наверняка, купленные за небольшие деньги на одном рынке. На лицах молодоженов отражалась неуверенность в завтрашнем дне. В бланках заявления на регистрацию, в графе «место работы» часто писали «временно не работающий». Новобрачные не всегда знали, сможет ли молодая семья обеспечивать себя, может ли позволить себе ребенка. Восемь-десять лет назад наступил перелом. Выросло новое поколение, у города появилось новое лицо. Браки повзрослели. Сейчас это люди, которые уже чего-то добились в жизни, а значит, появилась реальная возможность строить семью. Появилась надежда на стабильность. Люди стали увереннее.

Анна Лебедько:
— Ульяновску нужен современный перинатальный центр, чтобы оказывать мамам и детям качественную лечебную и организационно-методическую помощь. Ведь здоровые дети — это светлое будущее города. Будущее Ульяновска однозначно связано и с развитием экономики. Пока же у нас в основном развивается торговля, растут торговые центры. Это, конечно, хорошо, ведь не секрет, что до недавнего времени состоятельные горожане ездили за товарами в соседние регионы. Но для того, чтобы развиваться, нужно поднимать промышленность.

Максим Бородаенко:
— Я связываю свое будущее с Ульяновском. Я себя здесь нашел и вижу реальные перспективы своего развития в компании, где работаю. Важно, что я могу изменять ситуацию хотя бы с точки зрения бизнеса.
Необходимо поднимать благосостояние горожан за счет создания новых рабочих мест. Развивая компании города, различные бизнес-направления, привлекая для совместных проектов иностранные инвестиции. Ставку надо делать на ресурсы ульяновских предприятий. К примеру, Калужская область претендует на статус крупного автомобильного кластера. Это даст региону дополнительные 20-30 тысяч рабочих мест, приток иностранного капитала. В Ульяновске тоже есть потенциал: машиностроение, приборостроение, самолетостроение. Надо продолжать развиваться на их основе. Не давать утекать ценным «мозгам» из города. Создавать для юного поколения кружки, центры занятости. Важно, чтобы люди связывали свои жизненные цели со стратегией развития города. А пропаганда и инициатива должны исходить от власти.

Лидия Жуковская-Латышева:
— Несомненно, Ульяновск изменяется, как и все, что подчиняется ходу времени. Он соединил в себе и исторические реликвии в виде старинных особняков, деревянных домиков, хранящих память о прошлых эпохах, и современные, притягивающие взгляды, постройки. Сейчас Ульяновск дышит по-новому. Большое количество интересных проектов, в том числе и для подрастающего поколения, говорит о неравнодушии и властей, и горожан к судьбе города.
Очень радует, что интерес к истории превращается в интерес к собственным корням. Дети порой знают о своих предках больше, чем мы в свое время. Это не может не радовать! Когда ребенок с искренним интересом работает над составлением генеалогического древа своей семьи, он делает шаг к воссоединению своей собственной истории с судьбой города и своей страны. Есть надежда, что будущее города окажется в руках именно таких людей.

Размик Гдлян:
— Многие представители областной власти вели себя, как гости, «временщики», рассматривали свою работу в Ульяновске как трамплин к дальнейшему карьерному прыжку в столице. До недавнего времени всех первых лиц области в пути сопровождали телохранители, в соседних купе находились представители силовых ведомств. Ехали «хозяева жизни», гоняли персонал как прислугу... Каково же было мое удивление, когда я увидел, что Сергей Морозов, будучи уже губернатором области, отправился в Москву один, без охраны, в обычном купе с посторонними людьми! Для меня это стало проявлением демократичности, открытости новой власти.
Ульяновский же «провинциализм» проглядывает и в пассажирах. Часто они ограничены в средствах и оттого зажаты, скованны... А обеспеченные москвичи, питерцы, что едут в поезде, наоборот, жизнерадостны, уверенны в себе. Деньги дают свободу... Людям. Городу. Вместе с тем, иногородним пассажирам импонирует доброжелательное отношение проводников, а уж когда начальник поезда лично обходит вагоны — это вызывает приятное удивление. Ульяновск — открытый город. Пожалуйста, приезжайте, растите детей, трудитесь на благо города и своей семьи! Могу с уверенностью сказать — будущее у нас хорошее. Мы должны сделать Ульяновск краше, богаче, увереннее, свободнее. Что для этого нужно? Работать!

О подарках города и подарках городу

Александр Рассадин:
— Сами того не желая, мы копируем некоторые общероссийские тенденции, например, «памятникоманию». Появляются памятники, которые призваны не столько выразить дань уважения запечатленному в нем человеку, сколько привлечь внимание к самому событию открытия монумента и его инициаторам. Что руководит этими людьми — мода, честолюбие, материальные интересы? Именно это происходит сейчас на площади 100-летия Ленина. Вдумайтесь, площадь эта привязана к вполне конкретному событию, ставшему историей! Но на ней будет грандиозный фонтан, и наверняка с цветомузыкой. Создается такое ощущение, что на небольшом пятачке рядом с Мемориалом все хотят засветиться: ставят памятники чуть ли «не в затылок» друг другу. Как на кладбище. Ребята, уймитесь! Нет и не было у нас в Ульяновске, к сожалению, людей масштаба академика Лихачева, которые могли бы остановить этот беспредел. Между тем в новых районах, где проживает больше всего молодежи, памятников практически нет. А как бы там смотрелся, и главное, был бы востребован памятник Герою России Разумовскому, который теперь (по воле проектировщиков) оказался «бегущим» в сторону этого злополучного фонтана. С ребенком на руках...

Сергей Иванов:
— Лучшим подарком Ульяновску стали бы любовь и уважение к своему городу, на которых можно было бы воспитывать своих детей и внуков.

Анна Лебедько:
— Моя давняя мечта — сделать полностью бесплатным обследование детей в нашем консультативно-диагностическом центре. Пока ситуация по финансированию такова, что мы всех бесплатно обследовать не можем. Но мы надеемся, что это у нас получится. Вот это был бы подарок города!

Ольга Свешникова:
— Мне кажется, самым большим подарком горожанам было бы то, чтобы они себя чувствовали здесь нужными. Чтобы была обстановка, из которой не хочется уезжать. Это как маятник. Качнулся в одну сторону — обязательно качнется в другую. Если город даст людям и ощущение того, что это их дом, то и люди будут стремиться его улучшать и облагородить.

Инга Щербатых:
— Подарки — это всегда проявление внимания. Можно увидеть в дарении какую-то подоплеку, тайный умысел или лукавый замысел, но ведь при желании его можно обнаружить где угодно. Главное, что подарки городу и подарки города служат людям, делают Ульяновск красивее. Любое доброе дело отзовется добром. Говорить о затратах и обоснованности появления новой достопримечательности могут чиновники на разных уровнях, но люди, которые видят, что город преображается, просто рады заботе о городе. Я отношу себя к таким горожанам.

Лидия Жуковская-Латышева:
— Все подарки городу делаются либо на средства меценатов, либо на деньги, собранные горожанами. Уже это говорит о неравнодушии людей к своему дому. Памятники — это не просто дань уважения, но и постоянное напоминание нам о необходимости помнить о прошлом и стараться быть достойными потомками великих земляков. Споры вокруг строительства новых достопримечательностей кажутся неуместными. Разве плохо возведение нового монумента или фонтана, которые будут привлекать и горожан, и гостей города, сделают Ульяновск красивее, современнее?

О «внешности» города

Ольга Свешникова:
— Градостроительный облик города формировался на протяжении всей его многолетней истории. В разные времена здесь работали и известные столичные архитекторы, и замечательные местные зодчие. Среди них Тоскани, Бенземан, Коринфский, Алякинский, Ливчак, Шодэ, Вольсов, Бросман, Медведев, Голенко, Титов и многие другие. Здания, построенные по их проектам, до сегодняшнего дня украшают наши улицы. И если старых, по-настоящему красивых, с индивидуальной архитектурой построек можно назвать не один десяток, то из многочисленных современных я затрудняюсь назвать хотя бы несколько. Бросается в глаза непродуманность общей композиции улицы, квартала, района, хаотичность точечной застройки. Что мы оставим потомкам — безликие дома или будущие памятники архитектуры? Уютно ли им будет в городе «бездушных коробок»? А ведь это та среда, которая непосредственно влияет не только на внешний комфорт, но и на формирование сознания.

Андрей Щербина:
— Власти Ульяновска действуют, прикладывают все усилия для благоустройства города. В целом картина улучшается, но предстоит еще многое сделать. Портят облик города унылые фасады зданий на основных дорогах. Даже новые элитные многоэтажки не привлекают своим видом. В этом отношении показательны улицы Чебоксар, Уфы, Перми, Екатеринбурга.
А ведь все зависит от каждого человека, независимо от места или названия города. Нужно объяснять горожанам, что чистота напрямую связана со здоровьем каждого. Проводить акции, субботники. Или даже организовывать «доски позора», к примеру, как это делается в Калининграде. Это действительно эффективно. Чтобы что-то получить, нужно приложить усилия. Делать это целенаправленно и не ждать моментального результата.

Сергей Иванов:
— Сегодня, на мой взгляд «град Симбирск, славный и похвальный» переживает второе рождение, идет большая работа по улучшению внешнего облика города, в первую очередь, его центральной части. Вместе с тем, пока слабое внимание уделяется окраинам. Но и бескультурье жителей повинно в этом. Беда наша — дороги, их ремонтируют по технологиям, которые не соответствуют современным требованиям. Считаю, что городу нужен свой Арбат, было бы интересно, как в Москве, пройтись по пешеходной улице, где и музыканты, и художники со своими творениями. Это добавило бы Ульяновску «столичности».

Размик Гдлян:
— За последнее время облик города изменился в лучшую сторону, стал цивилизованнее, власти, наконец, обратили внимание на освещение на улицах! Раньше чуть стемнело — улицы словно «вымирают»... Конечно, работы по благоустройству Ульяновска — непочатый край! Взять хотя бы Волжский косогор — «визитную карточку» нашего города. Я каждый день могу любоваться из своего окна на эту красоту: величественный обелиск на площади, сверкающая река в лучах солнца, проплывающие по Волге пароходы... Но стоит спуститься вниз по косогору, видишь совсем другую картину: запустение, непорядок! А ведь Волжский косогор мог бы стать хорошим местом для прогулок горожан и гостей Ульяновска.

Владимир Шарапов:
— Уважение к собственной жизни проявляется, в том числе, и через любовь к тому городу, в котором человек живет. Кто не любит свой город, как правило, живет по принципу «все под себя». Культуру (и не только ее!) можно прививать лишь методами «цивилизованного насилия». Нужна эффективная система мер со стороны градоначальника. При желании при всей ограниченности средств можно сделать очень много. Надо только заинтересовать всех, создать общий посыл. Воспитывать нужно целенаправленно: воздействовать на молодежь через учебные заведения, проводить субботники регулярно, а не раз в год. Когда будут сделаны реальные шаги — отремонтированы дороги, благоустроены улицы, — тогда и сорить горожане станут меньше. Это закон. Если перед вами лежит груда мусора, всегда есть соблазн кинуть туда еще что-то. Но если вокруг станет чисто, этого уже не сделаешь.

Инга Щербатых:
— Мы уже не первый год издаем проспект «Любите и цените свой город», который вручаем молодоженам. В нем обозначены красивейшие места Ульяновска: фонтаны, скверы, памятники... Это говорит само за себя. За последние годы город, конечно, преобразился. В этом заслуга самих горожан, и каким будет Ульяновск, тоже зависит от нас с вами. Создать город, в котором хотелось бы жить, — это цель, которую можно достичь только сообща.

Максим Бородаенко:
— Чем благоустроеннее будет город, тем приятнее в нем жить. А это зависит от каждого из нас. Нужно научиться быть хозяином — чувствовать ответственность за то, на что можешь реально повлиять. Облик города создают люди, которые здесь живут и работают. Если каждый житель будет чувствовать себя частичкой Ульяновска, то у нас все непременно получится. Только тогда наш город будет красивым и привлекательным.

Лидия Жуковская-Латышева:
— Сложно найти человека, который не хотел бы жить в ухоженном, чистом доме. Город — это дом тысяч людей, и как он выглядит, зависит от каждого его жителя. Конечно, время вносит свои коррективы в облик Ульяновска, но все они, так или иначе, работают на увеличение его привлекательности. Сложно не заметить те изменения, которые происходят вокруг: рядом с историческим центром растут новые здания, есть возможность отдохнуть всей семьей в выходные, заняться своим образованием... Вместе с городом меняются и его жители. Чтобы увидеть это, достаточно просто пройти по улицам любимого города.

Журнал "Деловое обозрение"

 
г. Ульяновск, ул. Московское шоссе, 17 «А»
телефон: 8 (8422) 27-00-27
E-mail: info@avtoray.ru
Схема проезда
©2018 ООО "АвтоРай" Ограничение обязательств